Силуанов заявил о дефиците Пенсионного фонда России в 1 трлн рублей

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявил, что дефицит Пенсионного фонда России (ПФР) составляет 1 трлн рублей.

«Значит, у нас расходы пенсионного фонда около 8 триллионов рублей. Доходы, которые собирает Пенсионный фонд за счет отчислений от заработной платы всех работников — около 5 триллионов рублей. То есть 3 триллиона платится за счет средств федерального бюджета. Там есть нюансы», — сказал он в эфире телепрограммы «Познер» в воскресенье.

По его словам, из этих трех триллионов рублей два — это расходы государства на социальные пенсии, которые россияне заслужили еще во время существования СССР, «это обязательства государства, которые выплачиваются через пенсионные фонды». «А сам дефицит, вот если брать его, так сказать, начистоту, триллион рублей», — заявил Силуанов.

Исправить эту ситуацию иначе, кроме как за счет подъема пенсионного возраста, не получится, следует из объяснений вице-премьера.

Он подчеркнул, что в правительстве исходят из того, что, во-первых, пенсионный фонд «должен быть самодостаточным», а во-вторых, нельзя безболезненно сократить расходы на 1 трлн рублей по основным статьям бюджета.

«Так, чтобы сократить какие-то траты на дефицит триллион рублей или даже больше, его надо еще увеличить, вы говорите, ну, просто не наберется, — сказал Силуанов. — Мы просто ухудшим тогда качество наших госуслуг по другим позициям».

Ранее правительство России внесло в Госдуму законопроект о постепенном повышении пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и 63 лет для женщин. Изменения планируется проводить поэтапно в течение переходного периода, который может стартовать в 2019 году. Пенсионный возраст планируется повышать на один год каждые два года. Госдума намерена рассмотреть документ в первом чтении на заседании 19 июля.

В настоящее время возраст выхода на пенсию для мужчин составляет 60 лет, для женщин — 55 лет.

Руководители ПФР живут слишком кучеряво в то время, когда страна готовится к резкому повышению пенсионного возраста. Декларации о доходах руководителей Пенсионного фонда России за 2017 год появились очень не вовремя. Власть с экрана убеждает население в необходимости работать до гробовой доски, потому что иначе не хватит денег даже нынешним пенсионерам, а уж будущим — и подавно. Аргументы чудесные: министр здравоохранения говорит, что труд на старости лет продлевает жизнь, а министр труда утверждает, что теоретическая продолжительность жизни человека может достигать… 150 — 200 лет, и к этому надо стремиться Народ возмущен: ни одна тема не вызывала в обществе такого резонанса за последние двадцать лет, с августовского дефолта 1998 года, как предстоящее повышение пенсионного возраста. И тут — на тебе, такая подстава: эти самые декларации. Если их изучить, можно решить, что никакого дефицита бюджета в Пенсионном фонде как не было, так и нет. Уж слишком кучеряво руководители этого фонда живут.

К разнице в доходах между обычными гражданами и чиновниками все давно привыкли. Мы ведь знаем: чиновник сейчас — хозяин страны, а гражданин — так, мелкая букашка. Но Пенсионный фонд — организация особая. При среднем размере пенсий по России в 14 тысяч руководители ПФР должны соблюдать хотя бы видимость приличия. Хотя бы видимость совестливости. Но куда там…

Антон Дроздов, председатель Пенсионного фонда РФ. Официальный доход за год — 3 940 107 рублей. В личной собственности — три земельных участка, два жилых дома. На жену записаны «Мерседес» и «Лексус», в пользовании семьи из трех человек, включая несовершеннолетнего ребенка, — семикомнатная (!) квартира площадью 335 квадратных метров и дача. Дроздов занимает должность с июля 2008 года, то есть ровно десять лет. И еще может столько же просидеть, и даже больше, — до тех пор, пока не наступит пенсия по новому стилю (сейчас руководителю Пенсионного фонда всего ничего — 53 года).

Николай Козлов, заместитель председателя Пенсионного фонда РФ. Личный годовой доход — 9 241 766 рублей, доход жены — 16 357 910. В собственности у Козлова — три квартиры, у жены — еще одна, четвертая. И еще есть маленькая дача, находящаяся в совместной собственности, — всего 198 квадратных метров. Но тут важен не метраж — важна дислокация. Дача (в декларации именно такое слово и употреблено!) находится на Кипре. В остальном — всё как у людей. «Лексус», «Тойота RAV4» — разумеется, в собственности жены.

Михаил Бородин, заместитель начальника Департамента капитального строительства и имущественных отношений Пенсионного фонда РФ. Транспортное средство — морская моторная яхта DELPHIA 1350. Габариты: длина — 13 метров, ширина — 4 метра, то есть площадь — 52 квадратных метра, это как двухкомнатная квартира эконом-класса. Средняя стоимость яхты этой марки — 140 тысяч евро (в рублях по курсу — 10,3 миллиона). Официальный задекларированный доход Бородина за 2017 год — 1 091 597 рублей.

Павел Хрипунов, начальник Департамента управления инфраструктурой автоматизированной информационной системы Пенсионного фонда РФ. Доход за год — 18 953 013 рублей. Но официально большая часть этой суммы — заем на новую квартиру. То есть предполагается, что, несмотря на дефицит Пенсионного фонда, господин Хрипунов сможет исправно выплачивать и основную сумму займа, и проценты по нему. И это при том, что ему нужно содержать супругу, которая, судя по декларации, не работает, и трех несовершеннолетних детей. А еще — достроить дом в 310 квадратных метров (он оформлен на жену). Ну и конечно, оплачивать бензин для собственного «Кадиллака» и «Инфинити», записанного на супругу. Заем + проценты + жена и трое детей + стройка дома + бензин для двух иномарок + еда какая-никакая + услуги ЖКХ. И всё — на одну зарплату. Вот бы всем такого оптимизма!

Илья Елисеев, Начальник Административно-хозяйственного департамента Пенсионного фонда РФ. Любитель быстрой езды. Автопарк впечатляет: «Инфинити» QX56 (средняя цена 2,8 миллиона рублей), мотоцикл Хонда GL 1800 (средняя стоимость на рынке — 1,6 миллиона) и гидроцикл Sea-Doo (в зависимости от модели — от 1,5 до 2,5 миллионов). И еще «Мерседес» С-200 (средняя стоимость — 2,8 миллиона), записанный на жену. Вот теперь представьте: вы — Илья Елисеев, ваш доход за 2017 год — 2 603 226 рублей. Что нужно придумать, чтобы приобрести весь этот замечательный автопарк общей стоимостью примерно 9 миллионов?

Думаю, у нас с вами — общие чувства по поводу вышеназванных цифр. И это не зависть, это — презрение. Бюджет Пенсионного фонда формируется из взносов, которые делают работодатели от лица работников. То есть все эти яхты, машины, гидроциклы и семикомнатные квартиры куплены в определенном смысле на наши с вами деньги. Это всё равно если бы мы все вместе пошли в автосалон, купили «Лексусы», «Инфинити» и «Кадиллаки» — и подарили их господину Дроздову и компании.

Правительство обещает в следующем году увеличить пенсии на 1 тысячу рублей. Значит, средняя пенсия в России с 14 тысяч увеличится до 15-ти. А управленческий состав Пенсионного фонда себе еще в 2017-м всё повысил.

Задекларированный доход 186 членов правления ПФР, работников дирекции и ревизионной комиссии составил 506 миллионов рублей. Это на 32 миллиона больше, чем в 2016 году.

Пенсии оказались в бездоходной ситуации

При переводе своих пенсионных накоплений граждане потеряли более 100 млрд рублей.

За три года граждане, решившие досрочно перевести свои пенсионные накопления из фонда в фонд, потеряли на этом более 100 млрд руб. инвестиционного дохода. Больше всего денег лишились «молчуны», решившие досрочно перейти в НПФ. Однако и граждане, решившие поменять НПФ на другой фонд, потеряли порядка 40 млрд руб. Лишение инвестдохода задумывалось в свое время как штрафная мера, которая должна была удержать граждан от слишком частой смены фонда, но этот механизм не работает, констатируют участники рынка.

Счетная палата (СП) в четверг, 12 июля, обнародовала свои данные о потерях гражданами дохода от инвестирования пенсионных накоплений при досрочной смене фонда. По данным СП, эти потери превысили 80 млрд руб. По итогам переходной кампании 2015−2016 годов граждане, решившие досрочно перевести накопления из НПФ в Пенсионный фонд России (ПФР) или другой НПФ, потеряли 19 млрд руб. За эти же два года «молчуны», перешедшие в НПФ, потеряли 29,4 млрд руб. По результатам кампании 2017 года при переходе из ПФР в НПФ «досрочники» лишились 33,8 млрд руб. инвестдохода. «Таким образом, по имеющимся у Счетной палаты сведениям, потерянный доход составил 82,217 млрд руб.», — заявил представитель СП, признав, что данные контрольного органа по 2017 году неполны: не хватает данных о гражданах, переводивших накопления из НПФ. Источник «Ъ», знакомый с документами СП, утверждает, что эти потери составляют еще 20,7 млрд руб. Аналитическая служба Ассоциации НПФ (АНПФ) оценивала их в сумму от 27 млрд руб.

В любом случае, суммарные потери гражданами инвестиционного дохода по пенсионным накоплениям за 2015−2017 годы превышают 100 млрд руб.

Согласно действующим с 2015 года нормам закона, гражданин может менять страховщика раз в пять лет без потери дохода, полученного от инвестирования накоплений. При досрочном же переходе доход направляется в резерв по обязательному пенсионному страхованию (РОПС).

Больше всего своих средств потеряли бывшие клиенты ПФР, решившие перестать быть «молчунами». Однако клиенты НПФ также лишались внушительных сумм. Так, в 2015—2016 годах самые большие потери граждане получили при переходе из НПФ Сбербанка — 553,3 тыс. человек лишились 3,6 млрд руб. инвестиционного дохода. За два года 495,1 тыс. бывших клиентов НПФ РГС лишились 1,9 млрд руб. Ушедшие за это время 196,1 тыс. бывших клиентов НПФ «ВТБ пенсионный фонд» потеряли 1,7 млрд руб. А 354,8 тыс. человек, покинувших фонд «КИТ финанс» (в прошлом году вошел в состав НПФ «Газфонд Пенсионные накопления»), не унесли с собой 1,6 млрд руб. Также велики были потери у бывших клиентов НПФ электроэнергетики (925,6 млн руб.) и «Сафмара» (662,8 млн руб.). «Анализ реестров фондов показал, что клиенты, досрочно переходящие из наших НПФ в другие фонды, лишились (в 2017 году.— “Ъ”) 1,9 млрд руб. инвестдохода», — заявлял ранее представитель пенсионного дивизиона группы «Сафмар» (в нее входят одноименный НПФ и фонд «Доверие»).

При этом у перечисленных фондов — кроме НПФ Сбербанка и «ВТБ пенсионный фонд» — произошло сокращение оттоков клиентской базы, а значит, и потери их клиентами инвестиционного дохода. Впрочем, это было связано не с проявлением более чуткого отношения граждан к возможной потере инвестиционного дохода. Ряд частных фондов стали активно принимать в 2016 году меры по защите клиентской базы, в частности, использовали практику подачи повторных заявлений клиентов о переводе пенсионных накоплений, которые блокировали переход гражданина. «Счетная палата уже неоднократно обращала внимание на наличие рисков фальсификации как заявлений о переходе, так и договоров с НПФ, подписанных от имени застрахованных лиц», — заявил представитель надзорного органа.

Суммы инвестиционного дохода, утраченные гражданами вследствие досрочной смены фонда, способствуют ускоренному формированию РОПС негосударственных пенсионных фондов и ПФР. РОПС ПФР на конец первого квартала составлял 121,4 млрд руб. Согласно отчетности десяти крупнейших НПФ, работающих с накоплениями, их РОПС на конец 2017 года составлял 43,2 млрд руб. Как ранее указывали эксперты, перспективы использования этих средств на благо будущих пенсионеров неочевидны.

«Неработоспособность механизма, вводившегося, чтобы ограничить переходы граждан во времени, стала понятна уже давно: он не предотвращает досрочные переходы (по итогам переходной кампании прошлого года заявления о досрочном переводе накоплений подали 99,6%, или 5,8 млн граждан.— “Ъ”). Поэтому механизм необходимо отменить хотя бы сейчас — до введения новой пенсионной системы», — говорит управляющий директор «Эксперт РА» Павел Митрофанов. «Отраслевые саморегулируемые организации вместе с ЦБ должны найти решение этой проблемы на переходном этапе — до вступления новых норм», — заявил исполнительный директор НПФ «Сафмар» Евгений Якушев.

Автор записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *